«Скандал» и правда:

В конце 2014 года три молдавских банка: Banca de Economii (BEM), Unibank и Banca Socială, рухнули на фоне заявлений о «краже 1 миллиарда долларов США» из банковской системы Молдовы, что эквивалентно примерно 12,5% ВВП Молдовы.

Национальный банк Молдовы (НБМ) уполномочил консультирующую в бизнес-аналитике фирму Kroll, имеющую головной офис в США, по-видимому, провести расследование обстоятельств, приведших к банкротству банков. В отчете Kroll от 2 апреля 2015 года говорится, что с 17 августа 2012 года по 30 ноября 2014 года эти три банка претерпели значительные изменения в структуре акционеров. Впоследствии каждый из банков заключил ряд сделок, которые в целом не имели разумного экономического обоснования и в конечном итоге привели к такому значительному ухудшению баланса банков, что те перестали быть рентабельными.

В отчете Kroll говорилось, что банки, по-видимому, скоординировали свои усилия, чтобы преднамеренно скрыть истинный характер сделок и их бенефициаров. Компания Kroll назвала Илана Шора ключевым игроком в координации этой деятельности, предполагая, что он был одним из бенефициаров, если не единственным. Придя к таким выводам, компания Kroll допустила, что основывалась на информации и анализе НБМ, которые не были проверены компанией Kroll в независимом порядке.

Илан Шор – молодой бизнесмен, широко известный общественный деятель и филантроп в Молдове. Илан Шор решительно отрицал, что банкротство банков было вызвано его деятельностью или что он воспользовался сделками, которые привели к банкротству банков.

После многочисленных успехов в бизнесе в мае 2014 года он стал председателем BEM. В то время правительство возглавлял премьер-министр Влад Филат, который попросил г-на Шора взять на себя эту роль. Приняв на себя обязанности председателя банка, Илан Шор понял, что в 2012-2013 (и ранее) годах власти уже знали, что крупнейший государственный банк Banca de Economii был банкротом из-за серии сомнительных кредитов, выданных за 10 лет предыдущими правлениями. Тот факт, что у банка есть проблемы, также был выдвинут Специальной парламентской комиссией в 2013 году и в Отчете МВФ от 2012 года.

В конце 2014 года началась процедура специального управления этими тремя банками. В итоге, г-н Шор претерпел серьезные финансовые потери и потерял крупный бизнес-проект.

Когда в 2015 году было возбуждено уголовное дело, г-н Шор добровольно предстал перед властями, предлагая активное сотрудничество со следствием, чтобы найти истинных бенефициаров этого мошенничества. Он предоставил информацию и материалы, которыми располагал, чтобы осветить обстоятельства, приведшие к банкротству банка. В результате показаний Илана Шора власти смогли составить доказательства и обвинения в коррупции в отношении ряда публичных должностных лиц, которые были арестованы и в конечном итоге осуждены. Среди них был бывший премьер-министр Влад Филат, который теперь отбывает 9-летний срок за коррупцию, согласно сообщению Reuters. Молдавские власти также приговорили Вячеслава Платона, бизнесмена, связанного с крупными сетями по отмыванию денег (Скандал о Ландромате), на 18-летний срок с апреля 2017 года согласно сообщению Interfax.

Несмотря на свое решение выполнить этот гражданский долг за счет активного сотрудничества с властями, г-н Шор был взят под арест. Сначала он провел 2,5 месяца в камере следственного изолятора, а затем был переведен под домашний арест, под которым находился до 21 июня 2017 года. Г-н Шор выполнил условия своего домашнего ареста и сделал все, что было в его силах, чтобы пойти на встречу запросам прокурора, ответственного за дело и его расследование, чтобы раскрыть правду и привлечь к ответственности реальных бенефициаров этого систематического банковского мошенничества.

На сегодняшний момент расследование продолжается, и большая часть правды преимущественно неизвестна общественности до сих пор, в то время как имена истинных бенефициаров должны быть еще раскрыты.

Компания Kroll по-прежнему нанята НБМ и предоставляет руководству банка обновления.

Некоторые Члены Европейского парламента уже задали вопросы о том, не делают ли Илана Шора козлом отпущения, чтобы предотвратить дальнейшее расследование правды в этой истории.